Работа кассиром

В бытность мою в лагере я работал кассиром. В мои обязанности входило разъезжать по командировкам и выдавать зарплату заключенным. Помню, летом, бывало, еду по лесу на двуколке один, без кучера, солнышко светит, кругом заросли ягод, грибы белые сидят кучкой, а я пою: «Вечерния наша молитвы…».

Однажды со мной произошел интересный случай. Мне надо было отвезти деньги на остров, куда ссылалась самая страшная шпана. Приезжаю туда, меня радостно встречает наша шпана. «Здравствуйте, товарищ кассир», — кричат они. Я поздоровался: «Здравствуйте, ребята».
Один из них — парень лет 17, Василием его звали , указывая на мой чемодан, спрашивает: «Это у Вас деньги?». Я говорю: «Да, здесь деньги». — «Позвольте, я понесу. Вам тяжело». Я говорю: «Неси» — и отдал ему чемодан.

На лице его изобразилось полное недоумение: «Как, мне даете?». Я говорю: «Да, тебе, неси, иди вперед». Надо было видеть, с каким восторгом, с каким осознанием важности своего дела нес он этот чемодан.
А я иду и думаю: «Опасная это игра!» Чемодан был не заперт. И этим опытным ворам ничего не стоило бы открыть чемодан, рассыпать деньги и украсть их. И мне бы за это дали еще 5 лет срока.

«Куда идти? — спрашивает он, — к ларечнику? А где Вы будете ночевать? Наверное, у десятников?» — «Ого, - думаю я, — значит, к десятникам надо идти». Ларечник — седой, почтенного вида старик, любезно встретил меня и осторожно шепнул: «Смелый же Вы!» Ночевал я у ларечника.

На утро приходят десятники и говорят: «Ну и наказали же Вы нас!». — «Что такое?» — спрашиваю я. Оказывается, ночью в барак к десятникам влезла шпана, искали меня. Когда утром десятники проснулись, то оказалось, что у всех порезаны чемоданы. Они искали деньги.

Встретив меня утром, шпана радостно приветствовала: «А, товарищ кассир, где Вы ночевали?» Я говорю: «Где ночевал, там меня теперь нет!» — многозначительно взглянул на них. Они все рассмеялись. Мы поняли друг друга без слов.